Рекомендовано для лиц старше 16 лет
14.06.2013

Виктор Толоконский: "Проигрывая в качестве жизни, мы не сможем реализовать конкурентные преимущества, которыми обладает Сибирь"

Интервью с В.А. Толоконским.

– Виктор Александрович, какие факторы сегодня наиболее существенно влияют на экономику Сибири?

– Сибирский макрорегион обладает настолько разнообразной экономикой, что непросто выделить специфику, присущую исключительно нашему федеральному округу. В Сибири есть все. Обычно она воспринимается как регион с крупной экономикой, развитой энергетикой, металлургией, разнообразными сырьевыми богатствами. Действительно, в настоящее время активно идет наращивание добычи углеводородного сырья благодаря мощным месторождениям Красноярского края, Иркутской области.

 

tolokonski

 

Но Сибирь – это еще и города-миллионники, которые являются точками роста в современной экономике. Здесь очень высокая концентрация научных комплексов, университетов, академгородков, где доля высоких технологий и инноваций вполне сравнима с общероссийской. У нас развиты атомная, авиационная, космическая отрасли, производятся редкие компоненты для высокотехнологичных сфер. К тому же в Западной Сибири действует мощный аграрный комплекс. В хорошие годы Сибирь производит свыше 20 млн тонн зерна – более тонны на человека, что является гарантией продовольственной обеспеченности и безопасности.

Наряду с этим существует большая дифференциация между регионами по уровню развития. Есть регионы с очень сильной экономикой, есть и субъекты Федерации, где экономики мало, где еще надо формировать производственный потенциал.

Таким образом, экономика Сибири – комплексная и разнообразная. Ее структура схожа с общероссийской. Базовые тенденции у нас совершенно типичные. Следовательно, точки роста и проблемы такие же, как и во всей российской экономике.

Можно выделить такую общесибирскую специфику, как завышенная доля добывающей промышленности. В то время как объемы высокотехнологичных производств у нас меньше, чем хотелось бы.

Безусловно, в округе существуют проблемы, связанные с качеством жизни. Для Сибири в силу расстояний и неразвитости инфраструктуры это один из самых сложных вопросов. Лицо любой современной экономики прежде всего определяет ее кадровый потенциал. Нам недостаточно инвестиционной привлекательности. Надо наряду с этим повышать еще и социальную привлекательность региона. Чтобы люди отсюда не уезжали, чтобы был приток кадров. Иначе, проигрывая в качестве жизни, мы не сможем реализовать те конкурентные преимущества, которыми обладает Сибирский федеральный округ.

  

Hi1yPS0p3Z0

 

– Замедление экономического роста в России признано на самом высоком уровне. Если тенденция не изменится, то какие территории Сибири окажутся в худшей ситуации?

– Если рассматривать Сибирь как единый макрорегион, то мы наблюдаем те же тенденции, которые влияют на всю российскую экономику. Она достаточно сильно ориентирована на экспорт. Если происходит спад деловой активности в мире, то это ведет к проблемам и в нашей экономике.

 

HgcefJS1k3c

 

В то же время, как я уже сказал, Сибирь очень разная. Изменения мировой конъюнктуры сильнее проявляют себя в высокоразвитых территориях. В первую очередь это Красноярский край, где очень много экспортных отраслей, Кузбасс, который очень серьезно зависит от мировых цен на уголь. В определенной мере это относится к Республике Хакасия с высокой долей алюминиевого комплекса. Много экспортноориентированных предприятий в Иркутской области. Эти регионы прежде всего почувствуют снижение мировой активности и колебание мировых цен, что в свою очередь сразу отразится на бюджете регионов. Если у общероссийского бюджета есть специальные централизованные фонды и резервы, которые обеспечивают «подушку безопасности», то для регионов любое изменение ценовой конъюнктуры на нефть, уголь, алюминий сразу и резко меняет его доходы.

 

m6iyqkND3og

 

Напротив, сибирские регионы, где отсутствует зависимость от экспорта, менее чувствительные к мировым потрясениям. Опыт 1998 года это наглядно показал. У нас выделяется две группы таких регионов. Первая – территории, где мало экономики. Вторая – где экономика сильно диверсифицирована, где высокую долю составляет малый бизнес, небольшие предприятия, внутренняя переработка продукции. Так, в меньшей степени зависят от мировой конъюнктуры Новосибирская и Омская области, Алтайский край.

– Транспортная доступность – один из важнейших факторов для обеспечения качества жизни, о чем вы говорите. Что делается в этом направлении, в частности в сфере авиационного транспорта?

– К специфически сибирским проблемам отнес бы недостаток инфраструктуры, прежде всего транспортной. Нам не хватает железных дорог, автомагистралей, недостаточно развита авиационная сеть внутри Сибири.

Если посмотреть статистику внутренних перелетов внутри Сибири, то рост внутренних перевозок даже на 3–4% в год – это ощутимо. Это немаленькие цифры. Что касается опережающего роста зарубежных авиаперелетов, то требуется принимать меры по увеличению въездного туризма и расширению вариантов отдыха для российских граждан. Сегодня наблюдаем огромный интерес к Горному Алтаю, к уникальным местам в Хакасии, Тыве, на Байкале. Острые социальные задачи отодвигали задачи развития туризма на второй план, но сейчас это направление может быть серьезно усилено, что, несомненно, скажется на росте внутренних пассажирских перевозок.

Сегодня меняется инфраструктура авиационного бизнеса в Сибири. Большинство аэропортов переживают реконструкцию. Это касается Новосибирска, Томска, Иркутска, Абакана, Красноярска. Построен современный аэропорт в Горно-Алтайске, налажено прямое авиасообщение с Москвой, с Новосибирском, с другими регионами, хотя еще пять лет назад мало кто верил в такую возможность. Это сразу придало импульс развитию туристической отрасли в республике.

  

Rpp9lTNWGi0

 

На очереди – реконструкция аэропортов Кызыла, Барнаула, Норильска, Новокузнецка.

У нас есть территории, где без воздушного сообщения нельзя обеспечивать нормальную жизнедеятельность, где авиация является единственным видом транспорта. Многое тормозилось из-за отсутствия средств, так как невозможно обеспечить содержание всей аэропортовой инфраструктуры только за счет продажи билетов – пассажиропоток не такой большой. Решение найдено. Сейчас создаются казенные предприятия, которые приводят в порядок и финансируют внутрирегиональные аэропорты из бюджета. Пока работает одно такое предприятие – «Аэропорты Красноярья». Но вероятнее всего такая деятельность будет распространена на Забайкальский край, Иркутскую и Томскую области, Бурятию.

Несколько лет назад начала действовать программа субсидирования авиаперевозок с Дальнего Востока. Сейчас в эту программу включены практически все крупные сибирские аэропорты.

Приобретаются новые самолеты для внутренних авиалиний в Бурятии, Иркутской области, Томске.

 

101208-1b

 

Развитие инфраструктуры позволяет расширить маршрутную сеть. В результате уже сегодня появляются маршруты, которых не было еще несколько лет назад. В этом году я поставил перед аппаратом полпреда задачу – не заказывать чартеров. Когда начинал работать, без этого невозможно было обойтись. Даже в Красноярск из Новосибирска приходилось ехать поездом. Сейчас пользуюсь только регулярными рейсами и не испытываю особых неудобств. Исчезла необходимость, например, лететь из Новосибирска в Читу или Иркутск через Москву.
К лету, думаю, утвердим обновленную схему внутреннего сибирского авиационного движения, согласуем ее с Минтрансом и получим возможность масштабно субсидировать все перевозки по всей маршрутной сети. Будут введены специальные виды господдержки, как из федерального бюджета, так и субфедеральных. Уже в 2014 году можно ожидать серьезный дополнительный приток пассажиров.
Например, хорошо помню, когда очень важным событием было открытие второго вечернего рейса из Новосибирска в Москву. Сегодня такие рейсы следуют один за другим – и днем, и утром, и вечером, причем во все три московских аэропорта, больше 10 рейсов в сутки. Из региональных центров Сибири также по 2–3 ежедневных рейса в столицу.

Международная транспортная сеть расширяется на наших глазах. Чтобы из Сибири отправиться в Китай, Корею, Таиланд, Эмираты и многие другие страны, уже не нужно лететь сначала в Москву и делать там пересадку. Существует много прямых рейсов из сибирских городов, и появляются новые.

– Какие проекты реализуются в сфере железнодорожного транспорта, тем более два региона СФО (Горный Алтай и Тыва) до сих пор не имеют железнодорожного сообщения с «большой землей»?

– Справедливости ради, это очень небольшие регионы. Тем более Горный Алтай –рекреационный край, где много уникальных экологических мест, к которым нужно относиться особенно бережно. Что касается Тывы, то железная дорога там все же появится.
Совместные проекты с ОАО «РЖД» существуют и реализуются. Согласно программе развития Дальнего Востока и байкальских территорий предусмотрены огромные деньги, порядка 400 млрд рублей, только для железнодорожного транспорта – на развитие Транссиба и БАМа. Для Сибирского федерального округа это принципиально важно, так как все основные грузопотоки сибирских территорий идут на восток, в дальневосточные порты, и существующая сегодня пропускная способность железной дороги уже начинает сдерживать перевозки.
Не снимается задача соединить Транссиб с корейскими железными дорогами и корейскими портами для организации транзитных контейнерных перевозок из Азии в Европу.

 

IhjhXHWpdcc

 

Остается на повестке дня задача организации скоростного пассажирского движения. Предполагается ее поэтапная реализация – сначала Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород. Вполне возможно, что потом появится участок Новосибирск – Омск, где уже многое готово для запуска скоростного движения.

По мере роста мобильности населения обязательно будут расти пригородные перевозки. Каждому крупному городу выгодно, чтобы пассажиропотоки были организованы на рельсовом транспорте, где нет пробок, где можно эффективнее перевозить пассажиров.
Мечтаю, что власти Новосибирска совместно с РЖД поймут важность скоростного движения из центра города в Академгородок. Убежден, что без наземного метро, без скоростной электрички развиваться научному центру будет очень непросто. При меньших затратах, чем при строительстве подземного метро, можно было бы доезжать из центра в Академгородок за 12–15 минут, без пробок, точно по расписанию. Думаю, такая задача вполне решаема.

– Если речь зашла про Академгородок, то в настоящее время в Новосибирске активно обсуждается возможность применения закона об академгородках. Нужен ли формальный независимый статус научному центру?

– Если говорить о базовой целесообразности закона об академгородках, то он вполне обоснован, так как сегодня у академгородков появляется собственная ресурсная налоговая база. Еще 5–10 лет назад они были зависимы от других бюджетов и не могли сформировать собственную налоговую базу. Сегодня ситуация другая. Научные сотрудники стали зарабатывать больше, значит, появился подоходный налог. Возникли инновационные предприятия с очень большими оборотами и с высокой зарплатой персонала. В Новосибирске появляются достаточно большие отчисления налога на землю. Еще в 1990-х годах всю землю в черте Академгородка закрепили за СО РАН, предоставив и право «второго ключа» на распоряжение этими ресурсами. Затем эта земля была передана в федеральную собственность, и ежегодно Минфин платит существенный налог в бюджет города Новосибирска.

Но не могу сказать, что этот законопроект в предложенном виде можно принять и реализовать. Он будет очень сильно диссонировать с базовым ФЗ-131 «О местном самоуправлении» и другими нормативными актами.

В случае реальной заинтересованности областной и муниципальной власти в развитии новосибирского научного центра можно было бы более продуктивно пойти другим путем. Юридически проще прописать отдельную главу в Уставе Новосибирска: изменить границы Академгородка как самостоятельного района города, предусмотреть особую форму управления Академгородком совместную с СО РАН. Уверен, что общественность Новосибирска с пониманием отнеслась бы к этому проекту, так как уникальность Новосибирска сегодня поддерживается и определяется во многом именно научным потенциалом.

Но вместо этого наблюдаем взаимные обвинения, споры и отсутствие диалога.

– Виктор Александрович, для социального развития Сибири, наверное, будет немаловажное значение иметь реализация президентских указов от 7 мая 2012 года. В ходе ваших поездок в регионы это одна из ключевых тем для обсуждений. Как исполняются указы президента в СФО?

– Задачи, сроки исполнения которых жестко установлены на 2012 и 2013 годы – практически везде выполнены. В основном они касались повышения зарплаты в сфере общего образования, чтобы довести зарплату учителей до уровня средней по региону. С этой задачей регионы справились. Непросто, не без проблем, но справились. Хотя проблемы возникали как у регионов со слабой экономикой, так и на сильных территориях, где средняя зарплата объективно высокая.

Сейчас акцентируем внимание на решении важнейших политических и социальных задачах, которые требуют нетрадиционных подходов, новых управленческих идей.

– Например?

– Требуется решить проблему очередей в детских садах. Очередь существует практически везде. Денег в бюджетах практически везде нет. Например, в Новосибирске реальная очередь составляет примерно 30 тыс. человек. Внутренние резервы – уплотнение существующих площадей и групп в садиках – уже использованы. Цена строительства одного нового места – примерно один миллион рублей. Чтобы построить новые детские сады на 30 тыс. мест, потребуется почти 30 млрд рублей. Такие деньги в бюджет ни один регион не заложил. Их нет. Но нет и времени. Ведь на выполнение этой задачи отведено всего 2,5 года – до конца 2015-го.

 

детсад

 

Поэтому с руководителями регионов мы обсуждаем новые подходы и существующие возможности. Например, открытие групп шестилеток в общеобразовательных школах. Во многих случаях можно открыть такие группы в действующих школах, где уже есть помещения, пищеблок, инфраструктура. Причем цена одного места для ребенка обходится уже не в 1 млн рублей, а примерно в 100 тыс. Но, скажем, в Чите не только садики, но и школы переполнены. И там сейчас ищем резервы в зданиях, которые занимают учреждения системы профтехобразования.

Не секрет, что многие здания детских садов в 1990-е годы были сданы в аренду, в том числе и муниципальным и государственным учреждениям. Поэтому в каких-то случаях выгоднее построить специальные офисные здания, куда перевести существующих арендаторов и освободить площади бывших дошкольных заведений под профильную деятельность. Это также будет дешевле, примерно в два раза, чем строить садик с нуля. В ряде случаев можно простимулировать из бюджета строительство частных детских садиков. Варианты решения этой важной социальной проблемы на самом деле существуют. Можно найти выход.

Ищем варианты решения и других задач – обеспечение землей многодетных семей, расселение аварийного жилья и многих других.
Моя задача заключается не столько в контроле выполнения поставленных задач, сколько в поиске вместе с руководителями регионов новых подходов к их решению, в обеспечении согласованных действий руководства регионов и федеральных министерств и ведомств, чтобы общая задача была решена лучшим образом.

– Многие регионы для решения президентских поручений пошли по пути «меньшего зла» – увеличивают дефицит бюджета. Такое желание быстро «потушить пожар» в одном месте не приведет регионы в долговую яму?

– Это вопрос качества управления и одно из тех направлений, которым мы также занимается на уровне аппарата полпреда. Конечно, нужно понимать, сколько стоит решение этих задач, чтобы бюджет оставался сбалансированным и не пострадали другие статьи.

В определенных случаях кредитование может помочь. Если в бюджете есть деньги на какую-то цель, например на расселение аварийного жилья требуется 10 млрд рублей в течение трех лет, а в бюджете ежегодно закладывается 2 млрд рублей и такими темпами потребуется пять лет на выполнение задачи, то можно привлечь кредит, а потом эти деньги отдать. Но ведь бывают ситуации, когда в бюджете вообще нет источника финансирования. Тут я говорю – подождите. Если у вас сегодня на эти цели денег нет, то у вас нет условий и для погашения кредита. Когда привлекают займы, чтобы выиграть время, а источник погашения очевиден – это надо делать. Когда занимают деньги, чтобы решить сиюминутную проблему – такой подход не принимается.

– Как вы отнеслись к инициативе спикера СФ Валентины Матвиенко о перерегистрации крупных компаний из столицы в регионы?

– Централизация хозяйственной деятельности и управленческих функций формировалась не сегодня и даже не вчера. Это итог политики многих десятилетий. Причем политики скорее советского периода, когда не только общегосударственные функции были переданы в центр. Тогда в столицу передавались даже те функции, без которых она могла вполне обойтись.

Прописка налогоплательщика на налоговый потенциал региона влияет не очень существенно. С другой стороны, такие изменения не должны вызвать больших искусственных расходов при их реализации. Не очень правильно тратить деньги на новые офисы и строительство жилья для менеджеров вместо совершенствования технологий.

Привести все в разумный порядок не так уж сложно и без перерегистрации компаний. Налоговая централизация произошла не так давно. И произошла по решению самого государства – когда было принято решение о создании налоговой инспекции по работе с крупнейшими налогоплательщиками. Тогда крупным региональным предприятиям пришлось стать на налоговый учет в Москве. Так, например, безо всяких объективных экономических причин уехала из Новосибирска в Москву авиакомпания «Сибирь».

Поэтому децентрализация вполне возможна, хотя не стоит эту ситуацию упрощать. Крупные компании работают во многих регионах. Кто и как будет определять место их регистрации? Лучше использовать рыночные, экономические стимулы. Например, сделать высокие корпоративные налоги в Москве и Санкт-Петербурге, а пониженную ставку установить для регионов, нуждающихся в развитии.
Есть факторы и другого рода. Крупные компании очень сильно интегрированы в мировую экономику, и прилететь из Америки или Европы в Москву проще, чем в Красноярск или Иркутск. Важнее найти экономический инструмент, который не допустит дальнейшей централизации и концентрации. Чтобы качество жизни за пределами Москвы тоже повышалось. Если нет соответствующего качества жизни, то кадры будут утекать из регионов. И никакими административными методами компании и людей там не удержишь.

Мнение о СПЭФ

– За свою историю СПЭФ зарекомендовал себя как очень крупный международный форум деловых кругов, бизнеса и политики, где всегда ставятся новые задачи в сфере государственной политики. Думаю, что нынешний форум не станет исключением. Тем более задача повышения качества экономического роста для России стоит сегодня очень серьезно. Предполагаю, что руководители нашего государства озвучат там новые подходы и решения по улучшению инвестиционного климата, новации в сфере ускорения экономического роста. Думаю, что будут очень интересные обсуждения, конкретные переговоры и договоренности по ускорению инвестиционного процесса в России.
Работая губернатором, я принимал участие практически во всех форумах. Видел очень много полезного, планировал и проводил встречи, заключал соглашения. Участие в СПЭФ всегда было нужным и продуктивным.

sibirpro 2018 banner

 

Экологический рейтинг СФО
 

 

 Открыть презентацию

Один на один

Алексей Цыденов: Мы в лесу порядок наведем

Глава Республики Бурятии о нелегальном лесном бизнесе, людях и инвестпроектах.

Наталия Орлова: Собираемость налогов: хорошо для бюджета, плохо для роста

Ph.D., Главный экономист Центра макроэкономического анализа Альфа-Банка о ситуации в экономике.

Сергей Жвачкин: Завтра для Северска

Губернатор Томской области о развитии крупнейшего закрытого города в регионе и перспективах проекта «Прорыв».

Донской о мусоре, браконьерах и не только...

Руководитель минприроды РФ ответил на вопросы «РГ» и обозначил срок по выстраиванию системы раздельного сбора отходов в России.

Мурад Керимов: Год экологии сблизил власть, бизнес и граждан в сфере охраны природы

Замглавы минприроды РФ рассказал ТАСС о предварительных итогах года по основным направлениям работы.

Виджет для Яндекса

Обзор новостей Сибири

новости бизнеса, политики, экономики Сибири

добавить на Яндекс

Мнение эксперта

Николай Похиленко: «Настало время по максимуму использовать потенциал научных разработок»

«Индустриализация промышленности предполагает создание «точек роста» – импортозамещающих производств, экспорта реальных продуктов которые являются основами новых технологий», - уверен депутат Законодательного собрания Новосибирской области, директор Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН (СО РАН) Николай Похиленко.

Наибольшие шансы заинтересовать Microsoft у того региона, где запущена программа подготовки молодых кадров для инновационных отраслей

Екатерина Корбутова, директор макрорегиона Сибирь и Дальний Восток Microsoft в России, накануне открытия Красноярского экономического форума ответила на вопросы RESFO.ru

Владимир Рейнгардт: «Считаю Красноярский экономический форум эффективной площадкой для конструктивного общения»

Накануне открытия Красноярского экономического форума начальник Красноярской железной дороги Владимир Рейнгардт ответил на вопросы RESFO.ru