Рекомендовано для лиц старше 16 лет
14.06.2013

Сибирь как основа устойчивого развития России

«Сибирь и Дальний Восток – это наш колоссальный потенциал, об этом еще Ломоносов говорил. И сейчас мы должны это все реализовать. Это возможность занять достойное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, самом энергично, динамично развивающемся регионе мира».

 

Из послания президента РФ В.В. Путина
Федеральному Собранию

Славное прошлое

Примерно до второй половины XIX века огромные пространства Сибири, как и всей азиатской части России, осваивались главным образом за счет энтузиазма и предприимчивости первых русских переселенцев, которые обосновывались вокруг первых русских острогов – островков российской государственности в глухом и вольном краю. Они занимались главным образом охотой, сельским хозяйством, осваивали рудные богатства.

 

rwxjGTiNIAM

 

Но к середине XIX века определяющую роль в судьбе Сибири берет на себя государство, которое впервые не на словах, а на деле проявило свою заинтересованность в закреплении статуса евразийской страны. Судьбоносным для Сибири и России в целом стало решение о строительстве Великого сибирского рельсового пути (ныне больше известного как Транссибирская железнодорожная магистраль, Транссиб). Эта железная дорога, соединяющая Москву и Санкт-Петербург с Владивостоком и Находкой, до сих пор является самой длинной в мире – 9298,2 км. Ее пропускная способность – 100 млн тонн грузов в год.

Столыпин«За 300 лет владения нашего Сибирью в ней набралось всего 4,5 миллиона русского населения, а за одно трехлетие 1907–1909 гг. прибыло более 1,5 миллиона. Сибирь растет сказочно: в безводных степях, которые два года тому назад признавались негодными для заселения, в несколько последних месяцев выросли не только поселки, но почти города…»

П. А. Столыпин

В советское время роль государства только усилилась. Интеграция Азиатской России в общегосударственное экономическое пространство позволила добиться впечатляющих результатов в создании новых промышленных центров и освоении новых территорий на карте. За 70 лет советской власти аграрная Сибирь превратилась в крупнейший энергетический и индустриальный центр страны, один из главных ее «кормильцев». В 1990 году здесь производилось 74% российской нефти, 90% газа (правда, тогда еще в состав Сибири входили главные нефте- и газодобытчики – Тюменская область вместе с входящими в ее состав Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским АО). В 1995 году доля Сибири в суммарном ВВП страны составляла 22,7% при численности населения 16,3% от общероссийского уровня. Причем даже без учета вклада Тюменской области среднедушевой ВРП современного Сибирского федерального округа на 9% превышал среднероссийский показатель.

Но после 1995 года макроэкономические показатели положения Сибири на фоне российской экономики стали быстро ухудшаться. К 2000 году доля СФО в суммарном российском ВРП упала с 15,3 до 11,9%. Но причиной этого стало вовсе не «сибирское бремя», как утверждают американские экономисты Ф. Хилл и К. Гэдди. Их одноименная книга вызвала большой резонанс в России в середине 2000-х. В ней авторы попытались обосновать (местами – довольно убедительно) всю пагубность попыток освоения труднодоступных северных и сибирских территорий, которые якобы оказались не по зубам российской экономике и самым фатальным образом подорвали ее благополучие.
Российские экономисты главной причиной экономических «проблем» Сибири в новейшее время называют процесс создания крупных корпораций со столичной «пропиской», радикально изменивший систему ценообразования и распределения доходов. Из-за этого реальный вклад сибирских территорий в российскую экономику остается сильно недооцененным. Хотя, конечно, климатические и инфраструктурные ограничения накладывают свой отпечаток на бизнес в Сибири, но они далеко не так фатальны, как кажется иностранным специалистам.

Гораздо больше проблем у сибирских предприятий возникает из-за транспортной удаленности от основных отечественных портов – 3–4 тыс. км и более.

«Ни в каких других индустриальных регионах и странах мира не приходится иметь дело с такими сверхдальними перевозками по суше», – говорит заведующий лабораторией института географии СО РАН, доктор географических наук Леонид Безруков. По его данным, доля транспортных издержек в конечной стоимости отдельных видов продукции Сибири может достигать 50–70% и выше, что значительно снижает рентабельность работы большинства отраслей индустрии, особенно в районах, удаленных от основных железнодорожных магистралей.

Но все же для объективной оценки необходимо учитывать весь комплекс внешних факторов, влияющих на экономику.
Для ряда отраслей (например, алюминиевой, целлюлозно-бумажной промышленности) высокие транспортные издержки частично компенсируются близостью к источникам сырья и относительно невысокими ценами на электроэнергию, другие выходят из положения, концентрируя взаимосвязанные производства на относительно компактной территории. «По нашим подсчетам, в 40-километровых полосах вдоль железнодорожных линий располагается сейчас свыше 90% городского населения Сибири, – рассказывает Леонид Безруков. – Концентрация хозяйства и населения на магистралях дает огромные экономические преимущества, так как перевозки по ним иногда в десятки раз дешевле, чем по остальной сети». В целом более 90% валового регионального продукта Сибири производится на площади, занимающей менее 10% территории сибирских регионов.

Все эти факторы определяют и складывающуюся в новейшее время специфику сибирской экономики. С одной стороны – новый виток развития ресурсодобывающих отраслей и первичной переработки, в том числе в новых районах освоения, при определяющем участии государства или государственных компаний. В Сибири и на Дальнем Востоке сконцентрирована основная масса проектов государственно-частного партнерства России и проектов комплексного развития территорий. С другой – при активной поддержке регионов идет развитие предприятий, обслуживающих местные рынки и рынки прилегающих стран (Средней Азии и Дальнего Востока). Это в первую очередь строительная индустрия, отрасли АПК и транспорт/логистика.

В обрабатывающих отраслях, ориентированных на общероссийские или глобальные рынки, заметна отчетливая тенденция поглощения наиболее успешных и перспективных региональных производств крупными федеральными или международными холдингами. Лишь отдельным региональным предприятиям пока еще удается сохранить свою самостоятельность, но многие из них уже сегодня испытывают проблемы с дальнейшей модернизацией, ставшей особенно актуальной в связи с вступлением в ВТО, и рассматривают возможность привлечения для этих целей сторонних инвесторов.

Деятельное настоящее и светлое будущее

С поправкой на новые экономические условия государство и госкорпорации инициировали целый ряд проектов, которым, возможно, суждено изменить облик Сибири.

Нефтегазовый сектор: стремление к новым рубежам и технологиям

Пожалуй, наиболее масштабным из уже реализуемых государственных проектов является проект по развитию Восточно-Сибирского нефтегазового комплекса.

Сегодня основной акцент нефтедобычи смещается из Западной Сибири на Восток. Здесь открыты достаточно крупные нефтегазовые месторождения: в Иркутской области – Ковыктинское (газ и конденсат), Верхнечонское и Дулисминское (нефть, газ и конденсат); в Красноярском крае – Ванкорское (нефть и газ), Юрубчено-Тохомское (нефть) и Собинское (газ), в Якутии – Талаканское (нефть), Среднеботуобинское (нефть и газ), Средневилюйское, Среднетюнгское и Чаяндинское (газ).

Прогнозные ресурсы нефти в Восточной Сибири на конец 2012 года оценивались в объеме 16–17 млрд тонн (извлекаемые – 1,6–1,9 млрд тонн). Первые Восточносибирские месторождения начали разрабатываться в 2008–2009 годах, и уже в прошлом году внесли заметный вклад в объемы российской нефтедобычи, особенно заметный на фоне постепенного снижения добычи на севере Западной Сибири (так, в Ханты-Мансийском АО за последние четыре года объемы добычи сократились на 17 млн тонн – до 258 млн тонн и прогнозируется их дальнейший спад).

Крюков 2«Эпоха крупных месторождений и советского наследства подошла к концу. В нефтяной отрасли она, можно сказать, уже закончилась, в газовой закончится в ближайшие 10–15 лет (поскольку крупные газовые проекты начали развиваться позднее). Если в начале 1980-х годов средний размер запасов на одно нефтяное месторождение был около 60–70 млн тонн, то сейчас этот показатель для западносибирских месторождений составляет 200–300 тыс. тонн».

В.А. Крюков, член-корр. РАН, главный редактор Всероссийского экономического журнала «ЭКО»

Так, в 2012 году Ванкорское месторождение (Красноярский край) обеспечило 3,3 млн тонн прироста добычи. План на 2013 год составляет 21 млн тонн (прирост к уровню 2012 года – 15%), с 2014 года планируется стабилизировать добычу на уровне 25 млн тонн в год. Постепенно выходит на пиковый уровень Верхнечонское месторождение (Иркутская область). За прошлый год объем добычи здесь увеличился на 3,5 млн тонн, в 2013 году по плану должно быть добыто 7,6 млн тонн (прирост на 7% к уровню 2012 года).

На другом крупнейшем месторождении Восточной Сибири – Юрубчено-Тохомском – еще продолжаются геологоразведочные работы, наращиваются доказанные запасы ресурсов. На данный момент суммарные запасы и ресурсы Юрубчено-Тохомского нефтегазового блока оцениваются в 800–1200 млн тонн нефти и свыше 2 трлн кубометров газа, владелец лицензии – «Роснефть» – вместе с «Транснефтью» прорабатывает вопрос строительства нефтепровода до ВСТО стоимостью 63 млрд рублей и пропускной способностью до 20 млн тонн нефти в год (пока что добыча нефти на месторождении не превышает 50 тыс. тонн в год).

Конечно, восточные месторождения мельче тюменских, имеют более сложную геологию и расположены в труднодоступных и малообжитых регионах. Но государство здесь вполне четко определилось со своими приоритетами, взяв под крыло весьма капиталоемкие проекты по разведке, добыче и транспортировке энергетических ресурсов.

 

УПН на Яракте

 

Так, одним из главных стимулов для ускоренного развития добычи на восточных месторождениях стал запуск в 2012 году нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Нефтепровод обеспечивает доставку сибирской нефти в специализированный порт Козьмино (Приморский край) и на проектируемый здесь же нефтеперерабатывающий завод. В феврале 2013 года из порта Козьмино в Южную Корею отправилась «юбилейная» 50-миллионная тонна нефти.

Значение нового трубопровода трудно переоценить. Во-первых, он дает возможность разделить для экспорта высококачественную сибирскую нефть и более тяжелое башкирское и поволжское сырье (раньше нефть со всех месторождений смешивалась в одной трубе, и на рынок мы поставляли товар усредненного качества – марки Urals, с соответствующей поправкой в цене). По отзывам экспертов, по качественным характеристикам (плотности и содержанию примесей) нефть ВСТО превосходит и российскую Urals, и эталонную прежде для стран АТР ближневосточную Dubai. А это значит, что Россия вправе рассчитывать на выигрыш в цене и в престиже на мировом рынке как владелец новой эталонной марки. По сообщению профильных аналитических изданий, некоторые производители нефти Ближнего Востока уже сегодня смотрят на цену ВСТО, когда рассчитывают цену поставок своей нефти в регионы Средней Азии.

 DSC7028«Теперь на международном рынке появилась новая нефтяная смесь под названием «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО, или ESPO – в английской транскрипции). Сырье, поставляемое по этому трубопроводу, закупают Япония, США, Индонезия, Южная Корея, Сингапур, Филиппины, Тайвань, Малайзия».

Из выступления президента РФ В.В. Путина на церемонии открытия ВСТО

Во-вторых, действующий нефтепровод стал мощным стимулом для массового освоения месторождений нефти на прилегающих к нему территориях. По данным Минэнерго, в период с 2005 по 2008 год в районе Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия) было открыто 14 новых месторождений нефти и газа, выявлены новые перспективные районы нефтегазонакопления. К десяткам небольших месторождений, расположенных по соседству с базовыми, проявляют интерес небольшие недропользователи (например, Иркутская нефтяная компания), которые надеются вписаться со своими проектами в строящуюся инфраструктуру.

Большая мощность трубопровода и масштабные планы по экспорту нефти дали повод некоторым экспертам упрекнуть российские власти в нежелании отказаться от «сырьевой зависимости». Однако, согласно Генеральной схеме развития нефтяной отрасли до 2020 года, уже к 2030 году экспортные поставки сырой нефти должны снизиться с нынешних 239,9 млн тонн (по итогам 2012 года) до 224,7 млн тонн (при стабилизации добычи на уровне 505 млн тонн). Зато заметно увеличится объем переработки. Целевой индикатор на 2020 год – глубокая (не менее 85%) переработка 230 млн тонн нефти. В 2012 году объем первичной переработки нефти, согласно данным Росстата, составил рекордные для России 270 млн тонн. Правда, глубина переработки пока не превышает 71,5%, но тот же Росстат зафиксировал в 2012 году резкий – на 28% – рост инвестиций в модернизацию нефтеперерабатывающих предприятий.

Для минимизации рисков снижения экспортной конъюнктуры часть нефти из ВСТО тоже планируется перерабатывать в России – на уже действующих и проектируемых заводах. По словам президента компании «Транснефть» Николая Токарева, первым – в 2015–2016 году – доступ к нефти ВСТО получит Хабаровский НПЗ (входит в нефтяную компанию Alliance Oil), который первым начал внедрение технологий, снижающих содержание примесей, и профинансировал инфраструктуру доставки сырья на завод. Затем на очереди Комсомольский НПЗ (принадлежит «Роснефти»), который сейчас находится в процессе модернизации. На первых порах он будет подвозить нефть по железной дороге, затем, по договоренности с «Транснефтью», будет построена 300-километровая ветка нефтепровода до магистральной трубы – на принципах софинансирования, по маршруту отвода уже идут проектно-изыскательские работы.

 

буровая 2

 

Кроме того, «Роснефть» планирует к 2016–2017 году построить недалеко от конечной точки ВСТО – в Находке – современный нефтехимический комплекс мощностью порядка 3,5 тонны нефти и 1,5 тонны газового конденсата по сырью. Предполагается, что новый завод будет перерабатывать сырье с Комсомольского и Ачинского НПЗ, а также Ангарской НХК, специализируясь на выпуске полиэтилена, полипропилена и других продуктов нефтехимии. В рамках проекта планируется построить специализированный морской терминал для отгрузки готовой продукции на экспорт. Весь проект, по данным на сентябрь 2011 года, оценивался в 10 млрд долларов.

Нижнее Приангарье и Забайкалье: новый виток освоения

Не менее известный проект «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» является одним из примеров современного комплексного подхода к освоению новой территории. По масштабу воздействия его иногда сравнивают с освоением БАМа. И действительно, проект должен перевернуть жизнь пяти малоосвоенных районов Красноярского края, расположенных в нижнем течении реки Ангары и среднего участка Енисея.

 

русгидро 2

 

Здесь еще в советские времена открыты крупные месторождения золота, серебра, угля, нефти, газа, исландского шпата, бокситов, свинца, меди, железных руд, магнезитов, марганца, талька, сурьмы, ниобия, кобальта, цинка. Однако до сих пор экономическое развитие региона сдерживало практическое отсутствие транспортной инфраструктуры и дефицит электроэнергии.

Проект «Комплексное освоение Нижнего Приангарья», который, по сути, включает в себя целый комплекс сложных разноотраслевых проектов, призван снять инфраструктурные ограничения для развития региона. В его рамках предполагается завершение строительства Богучанской ГЭС мощностью 3000 МВт с водохранилищем и энергопередающими мощностями, строительство Богучанского алюминиевого завода производительностью 600 тыс. тонн первичного алюминия в год, создание лесопромышленного комплекса. Сюда же входит ряд инфраструктурных проектов: строительство железнодорожной линии Карабула – Ярки, моста через реку Ангару (сдан в сентябре 2011 года), реконструкция и строительство автодороги Канск – Абан – Богучаны – Кодинск.

Основные соинвесторы проекта: ГК «Внешэкономбанк», ОК «Русский алюминий», ОАО «РусГидро». Порядка 41,2 млрд рублей выделено из Инвестиционного фонда Российской Федерации. Кстати, освоение Нижнего Приангарья – это первый проект, поддержанный фондом. К сожалению, уже сейчас понятно, что ему не суждено стать самым эффективным. Что ж, тем полезнее проанализировать допущенные просчеты, чтобы не повторить их в будущем.

Изначально общий объем инвестиций оценивался в 274,4 млрд рублей, сроки реализации проекта – с 2006 по 2015 годы. Но финансово-экономический кризис и стратегические ошибки при разработке проекта внесли вынужденные коррективы, которые, к сожалению, усугубились из-за ведомственной разобщенности и конфликта интересов участников. В результате срок реализации проекта оказался сдвинут, по оценке экологической организации «Плотина», в среднем на 3 года, что, безусловно, скажется на его стоимости (пока уточненных цифр не называет никто).

banner pmef 2016 blue

 

Экологический рейтинг СФО
 

 

 Открыть презентацию

Один на один

Донской о мусоре, браконьерах и не только...

Руководитель минприроды РФ ответил на вопросы «РГ» и обозначил срок по выстраиванию системы раздельного сбора отходов в России.

Мурад Керимов: Год экологии сблизил власть, бизнес и граждан в сфере охраны природы

Замглавы минприроды РФ рассказал ТАСС о предварительных итогах года по основным направлениям работы.

Наилучшие доступные технологии: шаг в будущее

Опытом опережающего внедрения наилучших доступных технологий на предприятии поделился на форуме «СибЭкоПром-2017» начальник отдела охраны окружающей среды АО «Сибирский Антрацит» Артем Бурцев.

Иван Валентик: Лесное хозяйство - отрасль консервативная

Заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации - руководитель Федерального агентства лесного хозяйства о действующем ЛК РФ.

Виджет для Яндекса

Обзор новостей Сибири

новости бизнеса, политики, экономики Сибири

добавить на Яндекс

Мнение эксперта

Николай Похиленко: «Настало время по максимуму использовать потенциал научных разработок»

«Индустриализация промышленности предполагает создание «точек роста» – импортозамещающих производств, экспорта реальных продуктов которые являются основами новых технологий», - уверен депутат Законодательного собрания Новосибирской области, директор Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН (СО РАН) Николай Похиленко.

Наибольшие шансы заинтересовать Microsoft у того региона, где запущена программа подготовки молодых кадров для инновационных отраслей

Екатерина Корбутова, директор макрорегиона Сибирь и Дальний Восток Microsoft в России, накануне открытия Красноярского экономического форума ответила на вопросы RESFO.ru

Владимир Рейнгардт: «Считаю Красноярский экономический форум эффективной площадкой для конструктивного общения»

Накануне открытия Красноярского экономического форума начальник Красноярской железной дороги Владимир Рейнгардт ответил на вопросы RESFO.ru