banner sibirpro 2017
Рекомендовано для лиц старше 16 лет
19.09.2016

Александр Кареевский: Подводные камни «горячих» денег

В Кемерове побывал экономический обозреватель ВГТРК, автор и ведущий программы «Геоэкономика» Александр Кареевский. Он выступил в роли одного из экспертов на конференции «Временная стабилизация или уверенный рост? Перспективы инвестиций в российскую экономику». Перед конференцией Александр Кареевский ответил на несколько вопросов корреспондента RESFO.

 

Kareevskiy 19092016— В последнее время наблюдается тенденция притока иностранного капитала в Россию. Какие подводные камни таят в себе подобные инвестиционные потоки?


— Надо понимать, что бесплатных пирожных не бывает, и если кто-то скажет, мол, приходите к нам с одним миллионом, а мы вам легко сделает два, — туда лучше не ходить. Что касается негативных эффектов от притока инвестиций, то они, безусловно, есть, потому что это так называемые «горячие деньги». Это деньги, которые бродят по миру и ищут для себя наилучшее пристанище в смысле доходности. Если сейчас около 30 развитых стран мира имеют отрицательную доходность: не тебе платят за облигации, а ты платишь за облигации, чтобы твои деньги не лежали дома в сейфе, а лежали бы в банке. И сейчас такая ситуация в 30 странах мира.


В России по сравнению с этими странами хорошая доходность, поэтому к нам валом пошли деньги. Кстати, этот приток во многом держит курс рубля, если бы не этот приток, рубль бы уже стоит $70. Но проблема в том, что эти «горячие деньги» как пришли, так же быстро могут и уйти: две кнопки на компьютере нажал, продал — и все ушло. Конечно, я несколько утрирую, большие деньги так не продашь, это может занять день-два, максимум — неделю. Западные инвесторы начинают выводить деньги аккуратно с какого-то рынка, а потом, когда забирают остатки, на этом рынке случается обвал. И потому, когда вы слышите по телевизору, что случился обвал на рынке той или иной страны, это означает, что крупные инвесторы оттуда уже ушли, мелкие забирают свои остатки, спекулянты усиливают тенденцию и так далее. Проблема именно в этом.


Когда инвесторы уходят, реализуется именно такая схема. И это ахиллесова пята всех стран, рынки которых открыты для иностранных инвесторов. В определенный момент начинается «турбулентность» на финансовом рынке — отток капитала, увеличение дефицита бюджета и так далее. Я надеюсь, что у нас именно сейчас такого не произойдет — какие-то капиталы приходят, какие-то уходят. Но многое будет зависеть и от позиции регулятора, от политики Центробанка. Пока предпосылок к такому резкому выводу иностранных капиталов из России нет, но риск подобный всегда есть.


— Сегодня, когда мы говорим об инвестициях, о различных финансовых инструментах рынка, возникает ощущение, что все это никак не привязано к реальному сектору экономики. Как они на самом деле связаны в сегодняшней ситуации?


— Эта проблема сейчас есть не только в России, она актуальна для очень многих стран. Финансовые рынки — необходимое условие для развития всей экономики. В последние лет 20 они стали как бы самодостаточными, те деньги, которые были напечатаны Центробанками разных стран, крутятся в финансовом секторе и не идут в реальный сектор. Эта проблема есть в Америке, в Европе, в Японии. В Китае такой проблемы нет, там, наоборот, перепроизводство. В России та же ситуация в этом плане, что в Европе и Америке — деньги есть, но они не идут в реальный сектор. Но без финансового рынка деньги точно никуда не пойдут.


Конечно, переток есть из финансового сектора в реальный, но этот поток сейчас резко обмелел, инвесторы не понимают, в производство чего можно сейчас вкладывать деньги, — в основном из-за кризиса перепроизводства. Норма доходности на капитал резко снизилась. Простой пример: Китай понастроил много заводов, выплавляет много стали — а куда ее девать? Цемента они производят больше, чем во всем остальном мире — куда его девать, кто его купит? Нужны новые технологии, которые будут востребованы покупателями, и тогда деньги пойдут в производство. Пока же денег слишком много, а девать их некуда в реальном секторе, чтобы их потом вернуть. Да, можно построить еще несколько заводов, работающих по имеющимся технологиям, но кто потом купит их продукцию? Если покупателя не будет — деньги не вернутся, и в этом проблема.


— От кого в данной ситуации стоит ожидать первых шагов: от тех, кто занимается реальными проектами, новыми технологиями, кто просчитывает от них отдачу? Или все же от финансового сектора?


— Теории теориями, но жизнь продолжается, экономика функционирует. И даже, чтобы поддерживать имеющие мощности, нужно инвестировать. Кроме того, в России не такой уровень проникновения, например, различных услуг. У нас есть, чем заниматься, есть, во что вкладывать деньги. И если правильно просчитать проект, то привлечь под него финансирование совершенно реально. Финансисты могут в своем соку вариться до определенного момента, но они должны выходить к реальному сектору, иначе это уже станет похоже на какое-то казино. Как бы финансовые рынки ни отрывались от реалий в моментах, они все равно приходят к разумным цифрам. Нельзя делить финансы и реальный сектор, это взаимосвязанные части одного целого.


Реальный сектор — это определенные производственные циклы, это огромная инерция, и пока по нему распространится кризис или, наоборот, улучшение в экономике, — пройдет значительное время. А финансы реагируют моментально. Поэтому представители ЦБ и говорят: «Недостаточно одних мер денежно-кредитной политики, чтобы поднять темпы роста экономики». На русский язык это переводится так: «Не виноватые мы, правительство должно что-то сделать, чтобы бизнес придумал что-то новое, во что можно будет вкладывать деньги без риска их потерять». Нельзя сказать, что банкиры сидят на деньгах и никому их не дают. Они просто хотят их вернуть обратно, но при этом понимают, что в нынешней ситуации, при предлагаемых им проектах, они их не вернут. Поэтому они их не дают.


Движение реального сектора и финансового навстречу друг другу должно быть обоюдным. Реальный сектор тоже не может жить без денег, иначе можно уже будет переходить на натуральное хозяйство. В 2008 году финансовый кризис постепенно перешел в реальный сектор — в основном через прекращение кредитования. И когда мы рассказывали про кризис ипотечных облигаций, нам говорили: а нам зачем знать про какие-то американские облигации? Мы объясняли, что все это по цепочке придет и к нам. Так оно и случилось, потому что финансы и реальный сектор работают вместе, но их связь — не автоматическая, она работает через какое-то время. И есть проблема коммуникации между реальным и финансовым секторами. А кто решит проблему, как заставить деньги из финансового сектора идти в реальный сектор в нужном направлении в нужном количестве, видимо, получит Нобелевскую премию по экономике.


Мария Лаврентьева, Кемерово

Актуально

МС-21 встал на крыло: "Мы сделали это!"

Среднемагистральный самолет МС-21 совершил свой первый полет в Иркутске.

Максим Соколов: Федеральный бюджет за некачественные дороги платить точно не будет

Министр траспорта РФ и Сергей Меняйло провели совещание по реализации проекта «Безопасные и качественные дороги».

Жилье для погорельцев в Красноярском крае будут приобретать на вторичном рынке

Для пострадавших от массового пожара, краевой МЧС развернул пять пунктов временного размещения.

Минтранс: Необходимо реконструировать «Толмачево» в рамках ГЧП

Международному аэропорту «Толмачево» сделано предложение.

«Газпром» планирует дальнейшее развитие газовой инфраструктуры в Алтайском крае

Карлин и Миллер договорились о новых планах по газификации алтайских городов.

Пожары в населенных пунктах Красноярского края и Иркутской области возникли из-за палов травы

На территории Красноярского края 25 мая проводилось тушение 31 лесного пожара на площади более 5 тысяч гектаров.

Инвестиционный барометр

Во сколько обойдет Новосибирской области строительство "сибирского Диснейленда"?

Разработку концепта семейного всесезонного парка «Салаир» планируют завершить до конца 2017 года.

Корпорации развития Приангарья должна привлечь 20 млрд. рублей инвестиций за 3 года

Такое поручение дал глава Иркутской области региональному агентству.

Легкие вертолеты планируют выпускать на Улан-Удэнском авиационном заводе

Холдинг «Вертолёты России» намерен наладить производство на крупнейшем предприятии Бурятии.

banner pmef 2016 blue

 

Экологический рейтинг СФО
 

 

 Открыть презентацию

Один на один

Александр Асеев: Академическая наука на «Технопроме» играет ключевую роль наряду с разработками и достижениями корпораций и предприятий

Сибирское отделение РАН традиционно принимает активное участие в деловой программе «Технопрома».

Андрей Жуков: КЭФ поможет определить приоритетные направления развития страны на предстоящее десятилетие

Председатель Исполнительного комитета МАСС Андрей Жуков поделился мнением о предстоящем форуме и сообщил, что в работе КЭФ примет участие расширенная делегация представителей ассоциации.

Алексис Деларофф: КЭФ оказывает большое влияние на экономический рост России в целом

Генеральный директор Группы AccorHotels в России поделился своим мнением о значимости Красноярского Экономического Форума.

Виктор Зубарев: КЭФ имеет очень серьезный экономический эффект

Член оргкомитета КЭФ, депутат Госдумы ФС РФ Виктор Зубарев рассказал, что ожидает от Красноярского экономического форума.

Эдуард Таран: Для нас Красноярский форум, прежде всего, является одним из эффективных каналов коммуникации с властью

В преддверии КЭФ-2017, Президент РАТМ Холдинга Эдуард Таран высказал свое мнение о значимости красноярского форума.

Виджет для Яндекса

Обзор новостей Сибири

новости бизнеса, политики, экономики Сибири

добавить на Яндекс

Мнение эксперта

Николай Похиленко: «Настало время по максимуму использовать потенциал научных разработок»

«Индустриализация промышленности предполагает создание «точек роста» – импортозамещающих производств, экспорта реальных продуктов которые являются основами новых технологий», - уверен депутат Законодательного собрания Новосибирской области, директор Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН (СО РАН) Николай Похиленко.

Наибольшие шансы заинтересовать Microsoft у того региона, где запущена программа подготовки молодых кадров для инновационных отраслей

Екатерина Корбутова, директор макрорегиона Сибирь и Дальний Восток Microsoft в России, накануне открытия Красноярского экономического форума ответила на вопросы RESFO.ru

Владимир Рейнгардт: «Считаю Красноярский экономический форум эффективной площадкой для конструктивного общения»

Накануне открытия Красноярского экономического форума начальник Красноярской железной дороги Владимир Рейнгардт ответил на вопросы RESFO.ru